Павлин-мавлин

Вот что родилось у меня однажды... Был довольно пространный заказ на кулон "Медь с бирюзой, форма на твой вкус". Думала долго. Даже слишком долго.Но однажды меня осенило: нарисовать не нарисую, а вот птицу красивую сделаю! ИЧСХ - симметрично даже ога.

"Павлин-мавлин" - полимерная глина (основа и декор Sculpey, "бирюза" Fimo), гель Fimo, пудра металлическая Viva Decor, 3D глазурь Viva Decor, лак Idea декупажный. Все своими очумелыми ручками, за исключением замочка, держателя, цепочек и пинов.
Вота.




Collapse )

(no subject)

Вы голодны, мадам? Кусайте локти,
Смотрите стрекозой на муравья,
Hе надо драм, довольно капли дегтя,
Забудьте все, вы больше не моя.

Вам холодно, мадам? Сжигайте письма,
Пусть чувство в них сгорит, как кошкин дом,
Все письма вздор, на что они сдались вам?
Одни слова, с ошибками притом.

Вам жаль, мадам? Так опустите руки,
Hе дергайте меня за рукава,
Я знаю сам все каверзные трюки:
Гражданский брак, гражданские права.

Вы на мели, мадам? Сушите весла,
В гербарий поцелуи и цветы,
Пусть в сердце тлеет негашеная известка,
Hо все к чертям, вы больше мне не ты.

Вы каетесь, мадам? Hе надо басен,
Hе надо писем, песен и статей,
Мой быт без вас так сказочно прекрасен,
Что выше всех возвышенных идей.

Вам нездоровится, мадам? Попейте ж яду,
Вы все уже испили, что смогли,
Я знаю сам: Отелло лучше яго,
Hо оба зверя - суть одной петли.

Вы в положении, мадам? Hайдите выход,
Какой-нибудь надежный и простой,
И разойдемся без взаимных выгод,
Вы как вдова, а я как холостой.

Идите с богом и живите долго, долго, долго...
Так долго, чтоб я там не встретил вас,
Коль смерти нет, в забвеньи мало толка:
Забудешь профиль - вспомнится анфас.

Hо все, что я оставлю вам в наследство,
Hе стоит двух изломанных грошей.
Я ваша цель, вы для меня лишь средство
Для достижения изящных миражей.

(с) зимовье зверей

Стихотворения, заставляющие думать

Любовь неразделенная страшна,
но тем, кому весь мир лишь биржа, драка,
любовь неразделенная смешна,
как профиль Сирано де Бержерака.
Один мой деловитый соплеменник
сказал жене в театре "Современник":
"Ну что ты в Сирано своем нашла?
Вот дурень! Я, к примеру, никогда бы
так не страдал из-за какой-то бабы...
Другую бы нашел - и все дела".
В затравленных глазах его жены
забито проглянуло что-то вдовье.
Из мужа перло - аж трещали швы!-
смертельное духовное здоровье.
О, сколько их, таких здоровяков,
страдающих отсутствием страданий.
Для них есть бабы: нет прекрасной дамы.
А разве сам я в чем-то не таков?
Зевая, мы играем, как в картишки,
в засаленные, стертые страстишки,
боясь трагедий, истинных страстей.
Наверное, мы с вами просто трусы,
когда мы подгоняем наши вкусы
под то, что подоступней, попростей.
Не раз шептал мне внутренний подонок
из грязных подсознательных потемок:
"Э, братец, эта - сложный матерьял..."-
и я трусливо ускользал в несложность
и, может быть, великую возможность
любви неразделенной потерял.
Мужчина, разыгравший все умно,
расчетом на взаимность обесчещен.
О, рыцарство печальных Сирано,
ты из мужчин переместилось в женщин.
В любви вы либо рыцарь, либо вы
не любите. Закон есть непреклонный:
в ком дара нет любви неразделенной,
в том нету дара божьего любви.
Дай бог познать страданий благодать,
и трепет безответный, но прекрасный,
и сладость безнадежного ожидать,
и счастье глупой верности несчастной.
И, тянущийся тайно к мятежу
против своей души оледененной,
в полулюбви запутавшись, брожу
с тоскою о любви неразделенной.
(Евгений Евтушенко)


Почему не плачут мужики?
Почему, когда хоронят друга,
Не ревут дурниной от тоски,
Навзничь рухнув наземь среди луга?
Распугав беспечных мотыльков,
Почему не содрогнутся плечи?
Чтоб тоска дошла до облаков,
До краев земли, до бесконечных?
Почему, когда ушла жена,
Не орут шальными голосами?
Просто курят молча у окна,
Впившись в двери мертвыми глазами.
И когда война, и смерть, и кровь,
Главные на том и этом свете,
Толпы молчаливых мужиков,
В тишине проходят по планете.
И - ни всхлипа, ни одной слезы.
Только руки, сжавшись, побелели.
Почему не плачут мужики?
Не ревут, а пьют, на самом деле?!
Только иногда, когда сосед,
В одиночестве за стенкой вдруг завоет,
Я вскочу, откинув теплый плед,
И окно на улицу открою.
Буду слушать, сев на табурет,
Как он бьется и ломает руки,
Как скрипит расшатанный паркет,
Как кричит, что ..... все и ......
Я, наверное, налью тогда стакан.
По края наполню водкой горькой.
За тебя, невидимый братан.
Я стакан закину этот, с горкой.
Не пойду я утешать по доброте,
Есть, поверьте, веская причина.
В одиночестве, в кромешной темноте,
Плачут настоящие мужчины.